... чтоб ум не по внутренней только
Необходимости все совершал и чтоб вынужден не был
Только сносить и терпеть и пред ней [внешней силой] побежденный склоняться,
Легкое служит тому первичных начал отклоненье [клинамен],
И не в положенный срок и на месте дотоль неизвестном.

Лукреций. О природе вещей. II, 199 -- 202. ...



инфра_философия      

четвертая критика : аполитичность ума

дистанционный смотритель      

gендерный fронт  

аллегории чтения  

point of no return    

Дунаев. Коллекционер текстов     



редакторы:
Дмитрий Король, Арсен Меликян,
Владислав Сoфронов-Антомони
и Дунаев

web-design: Anna Drapeza

updated on 23/10/2009

галерея "nova"    альманах "photoscope.by"

Особая благодарность
за поддержку Михаилу Гарусу



[АННОТАЦИИ]    

[ПОЧТА]         





 
  —————————————————————————————— инфра_философия
   
  Жан БОДРИЙЯР. ФОТОГРАФИЯ, ИЛИ ПИСЬМО СВЕТА. [Новый перевод]
Именно такой вид света мы находим в работах Эдварда Хоппера. Его свет сырой, белый, океанический, напоминающий о морских берегах. Но в то же время он нереален, опустошен, лишен атмосферы, как если бы приходил с другого берега (venue d’un antre littoral). Это проникающий свет, сохраняющий силу черно-белого контраста, даже когда используются цвета. Персонажи, их лица, ландшафты проецируются в свете, который принадлежит не им. Они насильно освещаются извне, словно странные объекты, и озаряющий их свет возвещает о приближении неожиданного события. Они окружены аурой, которая одновременно чрезвычайно текуча и совершенно беспощадна. Это абсолютный свет, буквально фотографический, который требует не смотреть на него, а наоборот, закрывать глаза на содержащуюся в нем ночь.
 
   
  Жан БОДРИЙЯР. ПАРОЛИ. ОТ ФРАГМЕНТА К ФРАГМЕНТУ. [PDF/1,4Mb]
Давайте спросим себя: а не находится ли за нашим обычным, заурядным, банальным универсумом с тремя измерениями некая «инфрареальность», некий другой — гораздо более тонкий и загадочный — мир, который является миром иллюзии и управляющего ею злого гения? … Мне кажется, у нас есть основания полагать, что наш универсум и параллельная ему вселенная все же вступают в контакт, и в результате данный параллельный мир так или иначе обнаруживается и заявляет о себе в нашем мире. Я на это рассчитываю, ибо в противном случае наше положение действительно безнадежно.
 
   
  —————————————————— четвертая критика : аполитичность ума
   
  Нелли Бекус. О СМЫСЛЕ ОДЕЖДЫ НА ПУБЛИЧНОЙ ТЕРРИТОРИИ. БЕЛОРУССКАЯ СПЕЦИФИКА. Cовременный внешний облик белорусов не говорит о богатстве или бедности, о благополучии или его недостатке. Скорее он является своеобразной декларацией -- видимой, явной, иногда неоправданно крикливой -- собственного, личного статуса безраздельно принадлежащего им тела. Одежда является основным языком, используя который, люди открыто и публично заявляют об этом праве. Тело предъявляется социуму как только и исключительно свое, как видимый символ «себя», как территория, где «делаю что, хочу», вместо того чтобы быть, как раньше, физической материей, скрытой за шорами социальных идеологизмов.  
   
  Славой Жижек. ЛЕНИН, ЛУКАЧ, СТАЛИН.
Революционным политическим контрапунктом Канта с Садом у Лакана является, несомненно, Ленин со Сталиным, то есть только со Сталиным ленинистский революционный субъект превращается в извращенный объект-инструмент jouissance большого Другого.
 
   
  ————————————————————————— дистанционный смотритель
   
  Александр Сарна. СПОРТ, ГЕНДЕР И НАЦИЯ. (Riefenstahl + Rammstein). «…Телесность, представленная в «Олимпии» как «тело нации», репрезентирует свою коллективную природу; она достаточно статична и определяется различными диспозициями индивидуальных тел в общем соотношении «мужского» и «женского». «Stripped» открывает нам новые конфигурации и сочленения этого гендерного образования, фрагментарность которого теперь позволяет добиваться эффективной локализации потребительских интересов в виде отдельно взятых индивидуальных стратегий идентичности».  
   
  Е. Гротовский. ДЕЙСТВИЕ БУКВАЛЬНО. Тогда человек приходит к точке, которую мы называем "смирением", к моменту, в который он просто лишь существует и принимает очевидность, вместе с очевидностью -- воспринимает сиюминутное время, вместе с сиюминутностью -- кого-то, вместе с кем-то -- себя, потому что о себе он забывает. Забывает думать о себе минуту назад и о себе на минуту вперед. Когда человек приходит в эту точку, он словно выходит из замкнутого пространства, как если бы он вышел из подвала на вольный простор. Внешний и внутренний. И без всякого различия между внешним и внутренним, между телом и душой, например. Просто открыто свободное пространство. А где именно я в нем нахожусь? Не знаю. Может, меня нет? Может, я утратил свой проклятый образ?  
   
 
  —————————————————————————————— gендерный fронт
   
  Славой Жижек. ОБОЙДЕМСЯ БЕЗ СЕКСА, ВЕДЬ МЫ ЖЕ ПОСТ-ЛЮДИ! Парадокс - или, скорее, антиномия - киберпространственного разума тесно связан с судьбой тела. … Мы никогда не станем виртуальными существами, свободно плавающими между различными виртуальными мирами: "реальная жизнь" нашего тела и его смертность - вот основной горизонт нашего существования, предельная, глубочайшая невозможность, которая служит основой для погружения во все множество возможных виртуальных миров.

   
  Анатолий Паньковский. ПРОТИВ САЛОМЕ. (О девицах легкого интеллектуального поведения) Возможно, подобные реакции и есть часть того, что я понимаю под моральной философией. Моральной философией не в смысле некоего этического учения о "правильной жизни", но так, как ее понимает, скажем, Адорно: правильная жизнь как разоблачение форм неправильной жизни. Этакий вариант негативной диалектики. В чем же состоит "неправильность" жизни Лу Саломе? Отнюдь не в том, что форма жизни м-ль Лу "неправильна" сама по себе. Ее "неправильность" состоит в ложной идеализации жизни Лу в качестве некой [жизненной] формы.
 
   
  —————————————————————————————— аллегории чтения
   
  Александр Сарна. ЖЕСТ БЕРДЯЕВА: КИНЕТИКА СМЫСЛА («дистанция власти» в межличностной коммуникации). «Жестикуляция есть что-то иное, нежели просто присутствие смысла в телесности: жест – это нечто до-смысловое, выступающее по отношению к речи как «потенциальность» или интенция, источник смысла, но не сам смысл. Смысл, порождаемый жестом, интегрирован Бердяевым в структуру поступка как инструмент подавления жеста ради симуляции нормы. Смысл при этом накладывается на поступок как очередная маска, закрывающая уже не лицо или тело, но саму речь. А это значит, что природа смысла, МАСКИрующего речь, столь же эфемерна, сколь и субстанция сигаретного дыма, маскирующего тело».
 
   
  Валерий Подорога. БЕЛАЯ СТЕНА - ЧЕРНАЯ ДЫРА. Вопрос: что есть лицо? Ответ: лицо не есть, т.е. конкретное, физиогномически данное лицо есть лицо уже произведенное - произведенное специфической машиной олицетворения, абстрактной машиной лицевости, которая образует свою "рабочую часть" с помощью двух непрерывно взаимодействующих устройств: белой стены и черной дыры.
   
 
  ——————————————————————————————— point of no return
   
  NEW Жомарт Медеуов. СЕМЬ ПИСЕМ ИЗ ТОКИО На фоне постоянной трескотни цикад в открытое окно вваливается влажная жара. Поскольку как-то надо решать проблему свежего воздуха и избежать риска подхватить воспаление легких от постоянно включенного кондиционера, на ночь отдаешься в эти липкие объятия тропической жары. К утру постель мокрая, голова не ясная, глаза красные как будто спал в остывающей, но хорошо протопленной бане. И так каждый день. В Токио мало тучных людей, лишний вес испаряется на глазах, даже если просто лежать неподвижно. А что происходит с теми, кто делит постель с другими? Вряд ли они откладывают секс до зимы... Нет, тучных людей в Токио просто быть не может.  
   
 
  ——————————————————————— Дунаев. Коллекционер текстов
   
  NEW Джерри Коултер. ЖАН БОДРИЙЯР: ПИСЬМО О ПИСЬМЕ. Письмо Бодрийяра не несло в себе ничего похожего на то, что мы могли назвать разновидностью надежды, но он был по-своему очень оптимистичен. Этот оптимизм вытекал из глубокого понимания обратимости и саморазрушительной логики систем, от мелкомасштабных до глобальных. Причина, по которой теория и письмо так тесно взаимосвязаны для Бодрийяра, состоит в том, что для него письмо ближе к мышлению, чем к говорению. Он писал до самого конца.
 
   
  NEW Ришар Пинас. САМОУБИЙСТВО ДЕЛЁЗА —ПОСЛЕДНИЙ АКТ СВОБОДЫ. Это было в 1970 году на защите диссертации Жана-Франсуа Лиотара... Жиль Делёз был в жюри, может быть, даже в качестве научного руководителя, я точно не знаю. В конце он ко мне подошёл и предложил пойти к нему. Когда мы пришли к нему в квартиру, он сказал: «Займи себе место». Тут наша дружба и началась.
 
   
  NEW Роберт Магжиори. ДЕЛЁЗ/ГВАТТАРИ: МЫ ВДВОЁМ. Чтобы продуктивно работать вдвоём, необходимо присутствие некоего общего основания, имплицитного, необъяснимого, которое заставляет нас смеяться от одного и того же, или заботиться об одном и том же, быть чувствительным и воодушевлённым одними и теми же вещами. Это общее основание может вдохнуть жизнь в самые бессмысленные, самые идиотские беседы (они даже необходимы перед нашими устными сеансами). Необходимо, чтобы мы никогда ничего друг другу не возражали, но чтобы каждый навязал другому уловки, выборы дорог, более короткие пути и свои устремления. Дело в том, что, будь ты один или вдвоём, мысль далека от равновесия.
 
   
 
  вверх вверх
   
 
 


www.000webhost.com